Администрация Егорлыкского района

Памяти Жертв геноцида и репрессий донского казачества


Февраль 1, 2013 | Категория записи: Юрта

24.01.1919 г., Постановлением Центрального комитета РКПб было выпущено циркулярное письмо Я.М. Свердлова «…О поголовном истреблении донского казачества». Большевики по всей стране приняли это письмо как руководство к действию и уже в ближайшее время после издания письма начались жестокие расправы над теми, кто называл себя казаком.
По оценкам мирового исторического сообщества более 60% донских казаков было уничтожено. Расстреляно, сожжено заживо, отравлено боевыми химическими веществами, выслано в Сибирь на вымирание было в основном мирное, гражданское население станиц: старики, женщины и дети. Теоретик истребления донского казачества И. Рейнгольд писал: «Донских казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически…». Ему вторил другой «теоретик», А. Френкель: «…экспроприировать донское казачество и выселить его вглубь территории России, с переселением на их место пришлых трудовых элементов».
Все казачьи семьи, подлежавшие выселению из районов проживания, в том числе и из нашей станицы, были разделены большевистским правительством на три категории: 1) выселяемые из станиц, но оставленные в пределах района; 2) выселяемые в пределах данного края, но в отдаленные районы края; 3) подлежащие высылке в отдаленные местности СССР.
Уничтожение донского казачества, как основного противника и носителя реальной угрозы большевиков было рассчитано произвести не в короткое время, а в течение нескольких или даже нескольких десятков лет.
После издания письма Я.Свердлова «О поголовном истреблении донского казачества» Донским бюро РКПб была вынесена резолюция об отношении к казачеству, где говорилось, что разрушение прежних хозяйственных устоев казачества должно сопровождаться физическим уничтожением чиновничества, офицерства и вообще всех верхов. Руководство Донского бюро РКПб, в которое не входило ни одного казака или хотя бы даже местного донского жителя, сообщало, что по отношению к коммунизму всё донское казачество разделилось на верховое и низовое. Верховые казаки Медведицкого и Хоперского округов относятся к большевикам неблагоприятно, но не активно. Низовое же казачество, к которому относилось и население Егорлыкской станицы, напротив – борется с коммунизмом решительно и активно.
Одновременно с выселением, физическим уничтожением и «чистками» проходила компания по разоружению местного казачьего населения, которое, будучи военно-служилым слоем населения, было вооружено «до зубов». Вошли в действие запреты на использование казачьей атрибутики в одежде и быту – запрет на ношение казачьей формы, казачьих званий, на казачьи военные награды. Вскоре под угрозой физической расправы появились запреты на хранение фотографий репрессированных членов семьи.
Страшные события не обошли стороной Егорлыкскую. Те, кто не смог выехать из станицы до полного прихода к власти большевиков, подверглись репрессиям. Первым этапом репрессий стала отправка всех «политически неблагонадежных», т.е. всех участников Гражданской войны на стороне Белого движения, в концентрационные лагеря для принудительных работ в Царицинской губернии. Известно о егорлычанах Михаиле Корытченкове, вернувшемся оттуда после 1920 года в станицу и Стефане Беспалове, оставшемся в тех краях навечно… Уже в середине 20-х годов состоялось массовое выселение казаков донских станиц, в том числе и из Егорлыкской, за Урал в Пермскую область г. Кизел для поселения при угольных разработках. Сюда были отправлены семьи Куричевых, Семенцовых, Шаповаловых, Волоховых, Чеботаревых и других. Уже проживая в г.Кизеле были повторно репрессированы и осуждены к высшей мере наказания наши земляки: Куричев Федот Яковлевич, Беспалов Филипп Анисимович, Джуренков Василий Ефимович, Беспалов Иван Анисимович, Райков Сергей Васильевич, Шаповалов Константин Антонович, Белоусов Александр Григорьевич, и другие. Были также осуждены и выселены Давыдов Иван Прокопьевич, Черкесов Алексей Яковлевич, Галицкий Николай Васильевич, Ковалев Тит Афанасьевич, Пучков Кузьма Демьянович, Радимов Нил Григорьевич, Карташов Федор Митрофанович, Ютин Филипп Ксенофонтович, Чеботарев Ефим, Волохова Анна Дмитриевнановороговский казак Гулай Иван Андреевич и др.
Репрессированных казаков с семьями направляли также на Ставрополье, район г. Прохладный, где стояла масса заброшенных сел крестьян, которых также постигла участь репрессий. Туда были выселены семьи, Шестопаловых, Шаповаловых, Шевцовых, Сафоновых, Чеботаревых и др. Кроме того из станицы Егорлыкской и окружающих хуторов были выселены  в неизвестном направлении крепкие казачьи семьи Карпова Изота, Безрукова Федора и Безрукова Василия – сыновей бывшего станичного атамана и почетного судьи, Орлова Федосея, Болдинова Назара, Кучкина Ивана, Зубрилина Антона, Кононенкова Петра, Пустовойтова Ефима, Шульгина Леонтия, Пометалкина Петра, Квиткина Михаила, Брагина Поликарпа, Чеботарева Семена, казачьих семей ст.Новороговской и хуторов — Бех Игната, Пивень Евмена и Акулины (в составе 17 человек), Скорика Бориса, Довгалева Матвея, Сидоренко, Мироненко, Яценко, Бессаги, Кислицы и др. Эту, лишь малую часть егорлыкских казачьих семей, подвергнутых гонениям и уничтожению, объединяла общая непокорность и непримиримость с уставом новой власти.
Страшные 1937 — 1939 годы принесли тоже немало горя в Егорлыкскую станицу. В ночь на 2 ноября 37-го года были арестованы и через несколько дней расстреляны Беседин Петр Павлович, Боровков Василий Андреевич, Безруков Давид Карпович, Беспалов Иван Тимофеевич, Белоусов Трофим Константинович. В этом же году арестовали георгиевского кавалера, первого милиционера ст. Егорлыкской — Ютина Филиппа. Вернуться домой он смог лишь после отмены сталинского режима.
Много судеб егорлыкских казаков в настоящее время не установлено, еще больше — не установить. Но те имена, которые в настоящее время мы знаем, необходимо вспоминать. Это люди, прославлявшие станицу своим героизмом и бесстрашием в сражениях почти забытой нами Первой Мировой войны.
24 января ежегодно в Свято-Никольском храме ст. Егорлыкской проходит панихида по жертвам геноцида донского казачества, где вспоминаются все известные в настоящий момент имена репрессированных земляков. Сейчас их известно около 100 человек…